Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:34 

Край Света: земля богов, Иль-ма-Инь

Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
Где находится?
Неизвестно. Пути до него известно два:
- по Путевым Льдам (замерзшее море к северу от Бэй-Ю)
- по морю, сесть в лодку и доплыть западнее Заката
На что похоже?
версия первая: что говорит миф
Иль-ма-Инь - огромный остров, в центре которого - гора Высочайшая. На этой горе стоит дворец Иврэ Ин-ди. К северу от горы - леса, где живет Тэки и лесные духи, к западу - страна мадзинов, которыми правит Эррь Ци-хоо, на востоке - пастбища, где пасутся небесные кони дождей, на юге - колосятся поля. Западная граница упирается в Хаос - место без времени и пространства, откуда приходит зло. Там же, где кончается даже Хаос, кончается вообще обитаемый мир, там нет ничего, кроме Творца и Владыки Мира. Туда, за Грань, уходят души людей. Под Высочайшей находится вторая граница с Хаосом-Бездной, и там же есть врата за пределы мира. Там живет Дагнер, он же Фир Койре. Дагнер он для злых, Фир Койре - для добрых. В реке, питающей весь Иль-ма-Инь, обитает Ярэн.
версия вторая: поправки в сторону реальности
В целом, миф достаточно правдив, но умалчивает о том, что во дворце на Высочайшей обитает как раз Эррь Ци-хоо, а Ин-ди найти там очень сложно. Ну, и мадзинами управляют их мадзинские короли, они просто живут в Иль-ма-Инь. Потом, надо учесть, что склоны Высочайшей тоже населены, и не слишком мало.
Если чуть подробнее...
Север: это непроходимые леса, где живут звери, духи деревьев, духи зверей, редкие мадзинские психи, божества и черти кто еще. Когда-то за этот лет действительно отвечал Тэки, но он в свое время слишком проникся словами одного сдвинутого божка, Мольё Порчельника, и его выгнали из земли богов взашей. С тех пор леса стоят без присмотра, хотя Хозяйка Плодов периодически о них заботится.
Юг: Это вотчина Кемет, Хозяйки Плодов, и здесь почти нет малых богов, духов или мадзинов: немногие из них действительно любят тяжелый труд садоводов и земледельцев. Но южные пашни воистину огромны, потому что Кемет на них с лихвой хватает.
Восток: обширные незаселенные луга, ныне оставшиеся на месте некогда людных городов и деревень. Там пасутся кони-кэльпи, дети Ярэн (не в буквальном смысле), а также - стада тех мадзинов, которые хотят заниматься скотоводством.
Запад: единственная густонаселенная область Иль-ма-Инь. Здесь обитают несколько мадзинских племен; у каждого своё государство и свои короли. Иногда они даже воюют меж собой, хотя Лики и боги это строго-настрого запрещают. Задолго до грани, впрочем, города и селения исчезают, остаются только одинокие небольшие крепости в горах, где живет стража границы. Этой стражей командует Вэйн Золотое Перо, птицекрылый дракон - сын Иврэ Ин-ди.

Огромные пустые пространства удивляют, не так ли? А не должны: Иль-ма-Инь вымирает медленно, но верно. Она - последнее, что связывает мир смертный с тем, что находится за Гранью; рано или поздно эта пуповина должна отмереть, боги-стихийники - раствориться в своих стихиях или вернуться к Творцу, и уступить место дивинам. Таков естественный порядок вещей, и обитатели Иль-ма-Инь об этом знают и не слишком скорбят. Некогда в Иль-ма-Инь было не протолкнуться от богов и духов. Ныне их осталось совсем мало - зато оставшиеся отличаются редкой работоспособностью и повышенной ответственностью.

Познакомиться с ними?
Лики: Ликами называют существ, возникших из слез Творца и Владыки Мира, когда тот не сумел войти в созданную им Вселенную: она оказалась слишком для него мала. Каждый из них воплощает часть личности Творца, часть его души.
Иврэ Шурэн (Сюйрэн, Ин-ди, Птичий Хозяин, Король Мира, Хозяин Ветров, Всезнающий, Соколиный бог и мн. др.)
Считается старшим из Ликов. Вот что говорится о нем в "Родословии богов" (свиток первый, "Творец и его Лики"): И из первой слезы родился первый Лик Творца. Он был полон любви к миру сущему и жажды его узнать, он ведал все замыслы своего создателя о судьбах вселенной, он желал заботиться о созданиях, что еще должны были, подобно деревьям и траве, прорасти в новорожденном Мире. У него были легкие крылья и синие глаза, и Творец дал ему имя Иврэ Шурэн, а люди назвали Ин-ди - Соколиным богом. Иврэ - наместник Творца и Владыки, он обладает абсолютной властью над любой частью мира, любым божеством и любым смертным. На самом деле, даже не властью, это сложно точно обозначить... скорее, способностью вмешаться и изменить, вот так. По сути он - идеальный правитель, рожденный, чтобы таковым быть, и в то же время - Хранитель мира. Он следит, чтобы мир жил правильно - насколько это возможно. Часто он вмешивается в жизнь людей и государств - кого-то спасает, останавливает или развязывает войны, просто разбирается с проблемами и смазывает заржавевшие ружья...
Его имеет смысл просить о помощи - он действительно поможет. А поскольку, как и всякий Лик, по силе он превосходит любого другого, он поможет... глобально, в общем. Причем предварительно он разберется в вопросе, уточнит, каким сестрам какие серьги и т.п.
Иврэ очень любит людей, он считает, что они достойные наследники его мира, и часто он странствует по людским землям. Одного человека он полюбил настолько, что украл его душу у смерти, сделав почти-богом - это первая Душа, Мертвячий Каган Тэй Дэн. В среднем, можно было бы сказать, что Иврэ проще найти в смертных землях, чем на Высочайшей - но на самом деле пространство (да и время) для него столь мало значимы, что он будет там, где его ищут, и только.
Вторым человеком в его жизни стала Невеста Судзаку, Шу Май. Иврэ полюбил ее и сделал своей супругой. Он подарил ей ожерелье из своих перьев, чтобы она могла летать, как птица. Так Шу Май стала первой тэннё - небесной девой.
Обычно Иврэ предстает в облике немолодого мадзина с резкими чертами лица и несколько хищным носом, начинающими седеть волосами цвета старого золота и очень яркими синими глазами. На лбу у него - украшенная множеством цепочек медная диадема в виде распростершей крылья птицы с глазами-сапфирами, а одет он в тяжелые придворные одежды из алого или синего шелка, с золотым поясом. Его одежды вышиты пестрыми птицами. В странствиях он чаще облачается в небесно-синие одежды простого воина.
Истинный его облик - юноша лет двадцати, с волосами цвета пшеницы и в венке из васильков и спелой ржи, в огненно-алых одеждах из множества слоев тонкой ткани, по которой золотой нитью вышиты силуэты всех птиц мира. На ветру полы одежд развеваются, и птицы словно движутся. Если приглядеться, то у него за спиной заметны полупрозрачные легкие крылья.

Ярэн (Шуй-ди, Двуликий владыка, Хозяин/Хозяйка Вод, Морская королева, Матушка/Отец Соруй, Изменчивая госпожа)
Второй Лик, мужчина и женщина одновременно. Вот что в "Родословиях" написано о нем (там же): Вторая слеза была горше первой, но упала в воду Большого моря, и то взяло у нее всю горечь, взамен отдав свой покой и безмятежность, веселье и изменчивость, ярость и нежность. И из вод Большого моря на гребне волны поднялся второй Лик Творца, с рыжими, как закатное солнце, кудрями, с веснушками на белом лице и шалой улыбкой. Творец назвал его Ярэном, а люди - Шуй-ди, Господином вод. Ярэн - воплощение воды, ее душа и жизнь. Более того, он(а) - воплощенная изменчивость, перемена, движение. Если Иврэ хранит мир, то Ярэн позволяет ему развиваться - в рамках назначенного Творцом и Владыкой, естественно.
Вопреки рождению из морской воды, Ярэн море недолюбливает, предпочитая пресные водоемы. Его(ее) основное жилище находится вообще где-то в нижнем течении Соруя - хотя, конечно, как и его старший брат, Ярэн весьма мало связан(а) пространством. Даже меньше Иврэ - тот привязан к телу, а Ярэн как бы "растворен(а)" во всем водном пространстве Хэни. Каждая речка, ручей, озеро, колодец - это он(а). Поэтому к плеванию или отправлению нужд в воду на Хэнь относятся с большо-оой опаской: может вылезти и надавать по рогам.
Как и Иврэ, Ярэн очень привязан(а) к смертным землям вообще и к человечеству в частности. У Ярэн-женщины даже есть муж-человек, Кинто (см. историю из свитка "О любви богов"), а Ярэн-мужчина любит выпить и развлечься с приречными крестьянами и кэдонскими солдатами.
Как правило, Ярэн не стесняется показаться в своем истинном облике: миниатюрная девушка или юноша, обнаженные до пояса, с множеством жемчужных, коралловых и ракушечных бус, свисающих с шеи, с украшенной теми же ракушками-жемчугами рыбацкой сетью на бедрах вместо юбки, с длинными рыжими волосами. Кожа - чуть зеленоватая, на щеках крупные веснушки, на голове - венок из водяных лилий.
Однако, если испортить воду, может явиться и в облике гигантского змееящера, покрытого крупной зеленой чешуей. И с длинным мечом в руке. И вынести.
В официальных случаях одевается в сине-зеленые многослойные шелковые одежды, заплетает волосы в косы и берет в руки пестро-радужный шелковый шарфик.

Эррь (Ци-хоо, Син-ди, Милосердная владычица, Звездная Хозяйка, Закон мироздания, Зоркая Дева)
Третий Лик и единственная женщина. О ней написано так: И третья слеза упала в расселину между скал, на алмазную россыпь, на золотую жилу. Красота и строгость камня и металла пропитала ее и слилась со смирением плакавшего Владыки Вселенной перед им же сотворенным законом, и его скорбью от невозможности его нарушить до срока. И третий Лик Творца явился на свет в облике прекрасной женщины в белоснежных одеждах, вышитых золотом и усыпанных бриллиантами. Творец назвал ее Эррь, а люди прозвали Син-ди - Звездной хозяйкой, а еще Ци-хоо - Милосердной. Эррь - в какой-то мере воплощение камня, металла. Она - закон природы, если подумать. Те рамки, за которые не может выйти приносимое Ярэн(ом) изменение, ориентир для хранителя-Иврэ. Однако, ее не зря называют Милосердной: она следит, чтобы следование законам не превратилось в жестокость и равнодушие.
Эррь редко покидает дворец на Высочайшей и по сути, именно она управляет Иль-ма-Инь. Мадзины считают ее своей покровительницей и часто молятся ей. Также, именно Эррь контролирует действия на границе Хаоса. Если очень попросить и ситуация будет располагать, Эррь может и явиться в смертные земли; но это должно совершиться некое великое беззаконие, и гнев Милосердной будет очень, очень страшен.
Именно Эррь обычно освящает своим благословением клятвы и обеты. У мадзинов обряд брака совершается перед ее символическим троном.
Душа Эррь - Рыжий Сёгун. Зачем он ей? Скорее всего - командовать на Границе.
Обычно Эррь предстает в истинном облике - высокой и прекрасной женщиной в венце из звезд, с белоснежными волосами и изумрудными глазами. Она одета в сияюще-белое платье, усыпанное алмазами. Смертный глаз с трудом может на нее смотреть, так она сияет.
Однако порой сияние может угаснуть, и тогда Эррь будет похожа на простую загорелую крестьянскую девушку с льяными волосами, заплетенными в косу, в венке из зелени и звездоцвета и простом платье из белой холстины.

Тэки (Шу-ди, Жестокий, Хозяин Тварей)
Что может быть страшнее, чем отпавший от Творца Лик? Исходно Тэки был таким: четвертая слеза впиталась в землю, и проросла высоким деревом, похожим на дуб и на иву одновременно. И из ствола этого дерева вышел четвертый Лик Творца - кость от костей, кровь от крови земли, не ведающий ни неба, ни вод, ни людских сердец, и думающий лишь о мире сущем и детях его, и их опекающий. Творец дал ему имя Тэки, а люди прозвали Шу-ди, Хозяин Деревьев. Его сердце болело за всё, что растет и радуется свету, но он мало заботился о разумных душах. К сожалению, Мольё, хоть и не был Ликом, был достаточно длинноязык, чтобы заболтать по-своему наивного Тэки. И тот ушел в смертные земли, чтобы "люди не мешали его детям плодиться". Тэки - неутомимый экспериментатор, он выводил чудовищ и химер, искажал людей и мадзинов. Именно из-за него последние начали постепенно вырождаться в ёма и были вынуждены бежать за море или впасть в спячку. Тэки жесток и любит... поизучать. Его душа - молодой монах Леон, некогда посмевший уничтожить несколько напавших на какую-то деревушку химер. С тех пор Леон вынужден рождаться и умирать на потеху Тэки.
К счастью, Тэки очень слаб по сравнению с прочими богами и Ликами: это заслуга Ин-ди.

Рауко (Тянь-шэ, Тау До, Тода, Небесный Змей, Танцующий змей ста императоров, Великий птицезмей)
Лик, обитающий в основном в смертных землях. Вот что известно о нем: из сердца Творца родились Тянь-Шэ и Тянь-Гу, Небесный Змей и Гром Небесный.
Смятенье породило их, и смятеньем они были. Гнев и страх, горе и радость, веселье и плач, ярость и нежность, разум и безумие - все, что было в сердце Творца - в сердце, что больше самой Вселенной - было и в них.
Рауко - это то пламя, из которого Творец вылепил мир, пламя души Творца. Никто не знает, зачем он нужен миру - кроме, разве что, самого Иврэ. Но он зачем-то непременно нужен - как и всякий Лик.
Долгие метания мучали его, он не знал, зачем и почему живет, но в конце обрел покой, найдя свою душу в двух людях: кагане Тьенлуне из степей севера и колдуне Сэймее из страны Нихон. Именно с ними он понял, что его Путь - путь хранителя, выжигающего прошлое, чтобы могло родиться будущее, а его суть - Время и Вечность.
В отличие от падшего Ворона, Рауко всё еще следует своему пути.

Повторюсь, все Лики рано или поздно должны исчезнуть, слившись обратно с душой Творца и Владыки Мира, поскольку тому в них больше нет нужды. Однако есть те, кто верит, что Творец оставит им жизнь - потому что всё-таки он Творец и Владыка, а не какой-нибудь Мольё Порчельник, и не по чину ему как-то уничтожать своих детей просто за ненадобностью. Я вот, например, тоже в это верю))


Прочие боги и духи В начале своего существования, когда всё еще веяло животворным дыханием Творца, стихии и вещи породили множество божеств и духов самого разного уровня могущества и разного нрава. Многие из них вскоре вновь слились с породившими их стихиями, но многие еще долго обитали в Иль-ма-Инь или смертных землях. Однако в смертных землях слияние шло быстрее, и теперь там почти не осталось стихийников - почти одни дивины, которым оно не страшно, так как они были людьми, а не явлениями.
Ни одно из этих божеств не сравнимо по силе с Ликами, но среди них много весьма могущественных. Ни один из них не был искони зол; но многие свернули на недобрый путь и утратили достоинство божества, став... чем-то иным. Тем, чему нет названия в хэньских языках.
Также, к богам причисляют духов, родившихся из желаний или стремлений Ликов - как сами Лики были порождены Творцом.
Вот некоторые наиболее славные божества и духи:
Вэйн Золотое Перо (Птицекрылый дракон, Соколиный дракон, Великий Дракон, Глашатай Короля)
Его называют сыном Иврэ, и в чем-то это верно: если бы не было Иврэ, не было бы и Вэйна Золотое Перо. Но у Иврэ нет жены, да и понятие рождения детей с ликами мало согласуется... хотя... нет, Ярэн рожала детей от Кинто, но там особо запущенный случай. В общем, Вэйн - это дракон-птица с золотыми крыльями, а обычно он выглядит как этакий ангел с огненным мечом: молодой человек в воинских одеждах той страны и того времени, куда он изволит явиться, с крыльями, словно нарисованными кистью по воздуху, и черными косами. Обычно в руке - тот самый огненный меч, на поясе - рог.
Вот что говорится о нем в "Родословиях богов" (свиток пятый, "Вэйн Золотое Перо"): Не пристали правителю мысли о войне, а война была в те времена повсюду, ибо Мольё по глупости разбудил Хаос, и открыл путь в Бездну, и сам готов был воевать с прежними друзьями. И мысли о необходимости сражаться терзали Ин-ди, и он не знал, что ему делать, покуда не забылся кратким сном. Проснувшись же он узрел птичье яйцо размером с два кулака. Яйцо это светилось белым и золотом. «Как думаешь, что мне с ним делать?» - спросил он мудрую Ци-хоо, и та ответила: «Что делают с яйцами? Или разбей, или положи в тепло и погоди, пока оно треснет само». И Ин-ди положил яйцо в камин и ждал четыре дня и еще два, и наконец то раскололось, и из него вышел юный воин, прекрасный, как свет, в венке из ирисов и чертополоха. То был Вэйн Золотое Перо - защитник Хэни и Иль-ма-Инь, и всех, живущих в мире. Далее в том же свитке описываются такие подвиги Вэйна, как победоносный поединок один-на-один с самим Мольё Порчельником, обретение Воина-в-Маске, победа над Матерью Хаоса, запечатывание Врат Бездны и прочая.
Он вечно занят на Границе, но периодически его видят во главе войск, сражающихся за правое дело. Тогда он обретает истинный облик: прекрасного златокудрого юноши от талии и выше, а ниже - дракона с золотой чешуёй и золотыми перьями. Из спины у него растут два огромных соколиных крыла.

Кемет (Мать Полей, Хозяйка Плодов, Всещедрая Мать)
Если Вэйн - сын Иврэ, то Кемет - дочь Тэки. Наиболее толково о ней говорится в "Родословиях" (свиток второй, "Дети Ликов"): Однажды Тэки шел по лесу и увидел яблоко, и пожелал съесть его; но яблоко было отвратительно горьким. И тогда Тэки сказал: «Если бы кто-то позаботился сделать яблоки слаще, на свете стало бы больше еды!». Но уже через четверть часа он забыл свои слова; но их не забыл лес. И из яблоневого дерева родилась милосердная Кемет, темноокая, в венке из маков и яблоневого цвета, которая хотела, чтобы всем хватало пищи. Она неустанно трудилась на полях, наполняя зерном колосья, она делала яблоки сладкими, она учила людей и мадзинов пахать, сеять, прививать и черенковать. Когда она накормила весь мир, она пришла к Тэки и спросила: «Ты рад? Теперь никто не станет голодать!», и Тэки разгневался, и испортил ее труды, изобретя засуху и неурожай, и в слезах ушла от него Кемет. Но ее приняли с любовью все люди и мадзины, и сам Ин-ди назвал ее своей дочерью.
И по воле Творца снял Ин-ди венок из листьев дуба и ивы со лба отступника Тэки, и надел на Кемет. Всю силу Тэки получила она, милосерднейшая и щедрая!

Кемет - высокая румяная красавица с толстой темно-русой косой . Она одета просто и по сезону, и ее единственное украшение - серьги и бусы из ягод рябины. В страду она часто трудится, неузнанная, среди хэньских, ебиптянских или ахийявских крестьян - и не считает это зазорным для себя.

Дагнер/Фир Койре (Последняя Справедливость, Судья и Провидец, Судьба Хэни)
Некогда на Хэни не было смерти - как говорят. Но когда она появилась, появился и Фир Койре, рожденный из помыслов Эррь. Вот что рассказывает о нем древний список "Родословий богов" (свиток второй, "Дети Ликов"): Когда первая душа отлетела от тела, Ци-хоо задумалась и сказала Ин-ди: «Хорошо бы знать, что с ней случится», и Ин-ди ответил: «Она должна последовать одним из трех путей: в Вечность, к Творцу и Владыке, или в Бездну, или в новую жизнь». И Ци-хоо согласилась, что это хороший выбор, но спросила: «А как определить, каков будет ее путь?» - «Смотря по тому, как она провела жизнь». И Ци-хоо согласилась, что это законно и справедливо. «Но, - заметила она, - вскоре число душ умножится, и мы не сможем решать судьбу каждой, ведь у нас еще много дел! Хорошо бы, был кто-то, кто занялся бы этим».
И через три дня, когда она гуляла по пещерам в глубине Высочайшей (а пещеры не менее прекрасны при свете звезд, чем лес или поле!), она увидела дверь и зашла в нее. Перед ней за столом сидел прекрасный молодой мужчина в венке из одуванчиков и в темно-лиловом платье, какое носят юнские чиновники низкого ранга. За его спиной были еще три двери, и все они были заперты, а перед ним стоял стол, уставленный книгами.
«Я не знаю тебя! - удивилась Ци-хоо. - По какому праву ты здесь?»
«Потому что ты, матушка, хотела, чтобы я был, и вот - я родился и сужу души умерших - кому куда идти».
И нарекла его Ци-хоо: Дагнер, что значит Злая Погибель, и еще: Фир Койре, что значит Жизнь-в-Смерти.

Разные имена этого божества - разные аспекты его личности. Дагнер он для грешников, для остальных он - Фир Койре. Он никогда не покидает своих чертогов под горой, но он - наиболее из всех (не считая Ин-ди) ильмаиньцев осведомлен о жизни в смертных землях.
Есть мнение, что он влюблен в человеческую девушку.

Ну и куда ж без него...
Мольё (Порчельник)
Исходно, в общем-то, даже не был злым. Просто он увидел ожерелье Наллефрин и озверел от зависти. Зависти к тому, кто мог такое сотворить. А зависть к одному мадзину превратилась в ненависть ко всем мадзинам, и того более сильную ненависть к людям, которые, по слухам, могли тех мадзинов превзойти - хотя в чём, не сказано. Он начал подыскивать других неудовлетворенных, и вскоре их набралось немало - и Тэки, который считал, что разумная жизнь мешает зверям и растениям, и Рингасар, жаждавший совершенной справедливости и статики для мира, и Гиро, опьяненный эстетикой гибели и увядания, и Рауко, желавший жечь своим огнем (это потом он поймет, что жечь можно только чтобы возродить, очень потом, и не без помощи Ин-ди, который, как долбаный макаренка, маялся со всеми ними), и много кто еще. Мольё подумал и попробовал сперва превзойти мадзина Фэньо; получился вечно-изменчивый и отвратительный Хаос. Вдобавок, он едва не пустил в мир пустоту, открыл ненароком двери Бездны и вообще едва не утопил Иль-ма-Инь. Говорят, раньше он был больше. В финале он сорвал с Фэньо Наллефрин и бросился с глупым хохотом бежать. В смертные земли.
На многовековую войну - потому что внезапно мятежники скопом оказались почти равны по силе скованным своими законами и заботой о живых Ликам и их приближенным.
В истории остался под кличкой "Порчельник", данной ему Фэньо, узнавшим, что тот перековал его Наллефрин себе в корону и где-то посеял один камень из него.
А "Родословия" говорят о нем вот что (свиток третий, "Пробуждение недоброго"): Мольё, хозяин ночи, был мудр, но глуп, и не ведал, что у всякого есть своё место и своё дело. Ему не было равных в проникновении в тайны бытия, и он был искусен в понимании сути вещей; но он хотел быть творцом прекрасного. И не мог им быть, потому что не имел таланта. Долгие годы он страдал втихомолку, и делал короны, мечи и жезлы, и ломал их - ибо они были уродливы и неудобны. И он учил, что уродства нет, а есть лишь тайная красота, скрытая от глаз. И, поскольку он говорил хорошо и красиво, многие верили ему и восхищались им.
Однако пришел год, когда мадзин Фэньо поклялся Творцу и Владыке, и Творец ответил ему, и Фэньо создал вещь, не имевшую равных в красоте - ожерелье Наллефрин. И лопнуло от зависти сердце Мольё. «Как так! Я бог, но не ведаю Творца, а Фэньо - простой мадзин, мимолетная душа! Почему я не могу того, что может он?!»
И Мольё возжелал уничтожить порядок вещей, который так несправедлив к нему - и паче того возжелал украсть Наллефрин.
«Если не можешь нечто создать - завладей» - так он сказал.

В итоге Мольё приставлен хранить превращенный в созвездие Наллефрин и думать о своих ошибках.
Раскаяние - вот пытка, к которой он приговорен... и уж Дагнер проследит, чтобы он вкусил ее до дна.

Мадзины Тоже ведь обитатели Иль-ма-Инь, хотя исходно они часто жили и в смертных землях, конкретно - на Хэни. Их много разных племен, и много разных мадзинов, но о некоторых охота сказать особо. Точнее - о Фэньо и Эйю.
Фэньо, сын Фэньо
Гениальный изобретатель, сын одного из перворожденных мадзинов. К сожалению, в какой-то момент его одолела скука, и он принялся развлекаться, выдумывая всякие вещи уже далеко и далеко не полезные. Как говорится в тексте "Горестей", Изобретал Фэньо много всякого разного, и полезного, и не очень. Изобрел колесо, лук и меч, изобрел парус и весло, подкову изобрел и ведро - а потом заскучал и изобрел террор и геноцид, панику и братоубийственную войну, яд и нож в спину. В эпосе Иврэ справляется с его лихорадкой, заставив свои ветры сбросить с коня любимого племянника Фэньо; в реальности Эйю пострадал от одного из дядиных изобретений. Раскаяние Фэньо было столь же глубоко, как и его скука. А поскольку мелочиться он не привык, он воззвал прямо к Творцу:
- Исцели его только, Отец Всего, Творец и Хозяин - и сотворю я такую красоту, какой доселе не было в твоей земле, какую и тебе не создать!
Усмехнулся Отец Всего, но не разгневался на гордеца: повел белым рукавом - и встал с постели Эйю, золотокудрый князь, как не болел никогда. Только с той поры открылись ему прошлое и будущее, и сердца человечьи, и помыслы правые и неправые, и прозвали его за то Шэнь-ди - мудрым.
Так говорит эпос, и, если судить по характеру Фэньо, он вполне мог выдать подобную "молитву". По крайней мере, действительно, за Наллефрин он принялся после болезни Эйю. И закончил его приблизительно через триста лет - идеальное, совершенное ожерелье, Наллефрин (Прекраснейшее Ожерелье). Не было на свете ничего краше того ожерелья. Днем оно затмевало Солнце, ночью сияло, как вторая Луна. Камни в нем светились колдовским огнем: белым первый, золотом - другой, а третий горел синим пламенем.
То, как это творение подействовало на Мольё - известно. Известно и то, что Иврэ пытался отговорить Фэньо от идеи следовать за сумасшедшим богом. Но на руках похитителя была кровь Фэньо-старшего и Марэй, и Фэньо-младший не мог отступить.
Провожаемый грустным пророчеством о накликанных его изобретательством горестях мадзинов, он покинул Иль-ма-Инь, чтобы сразиться с Мольё. Но у того в смертных землях уже было могучее государство, управляемое Тэки и Завхозом Рингасаром. А у Фэньо - горстка родни и огромная гордость.
Дабы не пересказывать все "Горести", скажу кратко: он таки создал несколько государств и даже ухитрился в постоянных боях дожить до прихода войска Вэйна Золотое Перо. Затем, похоже, он принялся исправлять всё, что напортил, вернувшись в сердце мира, Иль-ма-Инь. Однако со слов Эйю можно судить, что Фэньо вместе с ним в какой-то момент покинул Иль-ма-Инь и вернулся на Хэнь. Неизвестно, каким именно родом ёма он стал. Что стал - очевидно, это общая участь мадзинов, посмевших вернуться.

Эйю (Шэнь-ди, Мудрый, Альфард, Провидец)
Сын Арье-мадзина (не путать с Тэй Арье!), племянник Фэньо и его ближайший друг. В юности по раздолбайству дяди стал жертвой одного из его изобретений. Судя по всему, Эйю хватил паралич, причем такой, что исцелить его смогло лишь прямое вмешательство Творца и Владыки Мира (хотя оно вроде бы и невозможно). Исцеление сделало Эйю провидцем. Он знал заранее всё, что случится, и видел все ветки вероятностей. Это едва не свело его с ума: очень страшно знать заранее, кто, как и когда погибнет страшной смертью. Судя по всему, он просил дядю уничтожить Наллефрин; тот, естественно, отказался. К общему изумлению,Эйю, прекрасно знавший, чем всё обернется, был среди тех, кто по Путевому льду пришел на Хэнь. Он считал нечестным бросать своих в беде.
Он же повел своих родичей обратно после победы над Мольё, и, более того, ухитрился убедить Фэньо идти с ним. И он же - несмотря ни на что - в итоге покинул Иль-ма-Инь. Он слишком любил земли смертных, свою Хэнь. К сожалению, проклятье Рингасаро не миновало его: он превратился в ёма.
Это могущественное чудовище спит где-то в бэйских лесах. Оно похоже на прекрасного человека с длинными волосами цвета красного золота и длинными острыми ушами, облаченного в старинные зеленые охотничьи одежды. У него из висков вырастают рога, похожие на рога газели, у него одиннадцать длинных хвостов, отдаленно напоминающих лисьи. Руки ниже локтя частично покрыты шерстью и украшены длинными когтями. Если он гневается или печалится, его взгляд может обжигать... или сжечь дотла. Сны этого ёма порождают чудовищ, которых оно считает сыновьями. Один из них, Сахья, был известен в куда более поздние времена - как великий они.
Бэйцы называют этого ёма "мадзин Альфард, отец чудовищ".
Несмотря ни на что, даже в виде ёма Эйю остается одним из добрейших существ на Хэнь; просто пред-знание сделало его не слишком дружелюбным, а уродство и одиночество это еще усилили.

@темы: матчасть: страны, мачасть: боги

Комментарии
2013-03-12 в 11:03 

Вера Чемберс
старый блог kanna_kouzuki
Истинный его облик - юноша лет двадцати, с волосами цвета пшеницы и в венке из васильков и спелой ржи
Мне тут одной поглючился Ярило? :) Есличо, я не плагиат ищу, а именно кросскультурные сцепки :)

И все-таки не устаю поражаться, как ты все проработал и описал... это ж все надо в голове держать! **

2013-03-12 в 11:12 

Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
Мне тут одной поглючился Ярило? :) Есличо, я не плагиат ищу, а именно кросскультурные сцепки :)
И он тоже)) Вообще такой обобщенный образ Светлого Божества))
ну как в голове... большую часть я записываю, а то сам начну в именах путаться))

2013-03-12 в 11:17 

Вера Чемберс
старый блог kanna_kouzuki
Меня просто на такой разветвленный мир никогда не хватало. То есть у меня было подобное в... э... 2007 году, но по ряду причин я перестала его развивать. Он, кстати, тоже назывался Краем Света. Причем вот как-то интуитивно я понимаю, что все, о чем я пишу, происходит в одной вселенной, даже ЭПБ.

2013-03-12 в 11:34 

Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
Вера Чемберс, о, вот у меня аналогично - одна вселенная для всего творящегося. И даже если времена различаются, часто одни и те же герои, просто в другом рождении)

2013-03-12 в 11:38 

Вера Чемберс
старый блог kanna_kouzuki
Лэй Чин, про рождения я не думала, но вот так смотрю сейчас сцену, где Зонгар рассматривает ночное небо - и понимаю, что там и в писанина 2007 г. одни и те же светила, только по-разному называются. И это жутко интересно))

2013-03-12 в 11:42 

Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
Вера Чемберс, здорово, да)) Ну, вон у меня был один воин Тайра и одна тетенька, а потом я присмотрелся - ками-ёми, да это ж все тот же господин Чин, и мысли все те же, и стремления, разве что маленько другая повадка)

2013-03-12 в 11:43 

Вера Чемберс
старый блог kanna_kouzuki
Лэй Чин, мне вот, сколько я курю Хэнь, все жутко интересно жизнеописание как раз господина Чина. Ты где-то же писал... но я не могу найти.

2013-03-12 в 11:49 

Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
Вера Чемберс, писал, вот справлюсь с работой, и сюда все кусочки скину) Там веселая жизнь была. Хотя первая еще веселее))

2013-03-12 в 11:50 

Вера Чемберс
старый блог kanna_kouzuki
Лэй Чин, а он тоже чья-то душа?

2013-03-12 в 11:59 

Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
Вера Чемберс, Тэнко, Лунного Лиса. Причем выбран по самому дурацкому принципу: Тэнко был японцем, он был японцем, почему нет... выбрали и забыли.

   

Энциклопедия мира Хэнь

главная