Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
Собственно, здесь я рассмотрю: женский вопрос на Хэни, взаимоотношения полов, отклонения во взаимоотношениях полов. Последнее, если честно, меня наименее интересует, но традиция требует об этом упомянуть при создании оригинального мира.

Что касается женского вопроса, то тут, бесспорно, Ци-Кэдон впереди планеты всей. С одной стороны да, достаточно жесткая демографическая политика со штрафами на неженатых и незамужних, с официальной оставкой женщин на период с 25 до 37 лет - своего рода декретный отпуск, в течение которого правильная патриотка должна родить не менее пяти детей - это кажется не слишком удобным.
С другой стороны, всеобщая воинская повинность касается и женщин, призываемых в легкую кавалерию и стрелковые войска. В Ци-Кэдоне считается, что женщина по своей природе более способна к точным выстрелам.
А в свете воинской повинности и карьерный рост для женщины вполне открыт: женщина-сёгун (и даже женщина-тайсёгун) - явление вполне рядовое и никого не удивляющее. Как правило женщины начинают или с сёгуна снабжения (ответственный за экономику), или уж сразу с армейского сёгуна (то есть старшего по разработке стратегии-тактики).
Если говорить о стереотипах, то для женщины считается естественным метко стрелять, хорошо уметь планировать операции и чертить и читать планы и карты. Женщина должна любить своих детей и мужа, считается, что женщины реже ввязываются в драки. Если в компании есть женщина, наблюдение за порядком автоматически возлагают на нее, поскольку женщины в целом более законопослушны. Также, считается, что за счет большей гибкости натуры, женщина может быть лучшим тренером, чем мужчина.

Межполовые отношения в Ци-Кэдоне жестко регулируются государством, заинтересованном в том, чтобы рождались солдаты, они же - земледельцы. В двадцать три года для мужчин и женщин начинается настоящая гонка: надо успеть заключить брак или подать прошение о безбрачии, иначе ждут крупные штрафы, понижения по службе и иные неприятности.
Впрочем, в среднем браки заключаются по достижении обоими супругами лет 14-17, еще в тренировочных лагерях и на школьных сборах. Поскольку обстановка способствует свободному общению девушек и юношей, браки как правило заключаются если не по любви, то по взаимной симпатии, и разводы в военных браках - редкость. Возможно, способствует то, что жена и муж периодически вынуждены отдыхать друг от друга.
Сложнее всего найти жену горожанам, то есть лицам, так или иначе негодным к военной службе. Обычно они женятся или в своей среде, или на зазевавшихся перестарках, и такие браки не отличаются особенной крепостью.
В среднем в кэдонской семье пятеро-семеро детей доживают до призывного возраста (13 лет). Детская смертность достаточно высока, и ее рассматривают как неизбежное зло, то есть - философски.
Отношение к попыткам вытравить плод - законодательно и в целом - резко негативное, это считается даже не преступлением, а чем-то вроде идиотизма.
Интересно, что за фиксированную (то есть подтвержденную двумя свидетелями) измену наказывают как жен, так и мужей, причем одинаково: понижением в чине, штрафом и публичной поркой, причем обиженная сторона имеет право требовать развода и передачи в ее руки всей совместно нажитой собственности.
Полигамия официально дозволена лишь высшим чинам в армии - сёгунам и императору, но реализует это дозволение лишь император, как правило содержащий в гареме до пятидесяти женщин, причем обычно иностранок, поскольку запереть в гарем кэдонку - это покруче, чем бегемота из болота вытащить.
От супруг императора ожидается, что они будут свято хранить верность своему господину, и измена приводит к немедленному изгнанию за пределы государства или даже более жестким санкциям.
Очень часто гарем переходит "по наследству" от одного императора к другому.
Из гарема выбирается правящая императрица, обладающая особыми правами, в том числе правом 77 вето (право отменить любой приказ императора, кроме приказа о лишении ее титула 77 раз), особой сакральной ролью и сравнительно с гаремными супругами - большей свободой и авторитетом. Опять же, как правило императрица - иностранка, причем редкая императрица сохраняет свой титул долго.
Вообще императорская семья не только не рассматривается как пример для подражания, но, напротив, служит мишенью для инвектив странствующих философов и насмешек солдатни.

Безбрачие дозволено только тем, кто подал специальное “прошение о безбрачии”, где указал уважительную причину для своего решения. Уважительность причины определяет лично император, он же и подписывает/отклоняет прошение.
К гомосексуализму в Ци-Кэдоне отношение глубоко пофигистичное, особенно если гомосексуалист имеет при себе то самое подписанное прошение. В противном случае от него требуют сперва исполнить патриотический долг и зачать детей, а потом любить кого хочет. А от сёгунов даже прошения не требуется: для них не стоит задачи непременно обзавестись наследником, поскольку все высшие должности в Ци-Кэдоне - выборные.
Смеяться над ними, конечно, будут - но не травить.
Вопросы гендерной идентичности вообще как-то не рассматривались.

Кроме шуток, Нан-Юэ - последнее место, куда бы я посоветовал отправиться женщине. На женский вопрос тут отвечают презрительным смехом. Слишком мало альтернатив ей представляется в этом обществе даже не жесткого патриархата, а тоталитарной теократии с акцентом на всё никак не получающееся плодородие. И с замечательной строкой из одной из священных книг: «Из животных человеку наиболее полезны три: бык, конь и женщина».
То есть нет, женщина из низших слоев живет сравнительно нормально. Ну да, муж может сделать с ней что угодно, но на практике делает это нечасто, потому что только дурак будет портить рабочие руки в настолько никакенной экологической ситуации. Плюс простолюдинка может свободно покидать дом и перемещаться по стране, может владеть каким-то состоянием или землей, чего женщине из высших слоев общества не дозволяется категорически.
Жизнь дворянки проходит от и до в своеобразном гинекее, который она покидает только чтобы переселиться от отца к мужу. С детства ее учат быть послушной, ласковой и незаметной; учат и грамоте на примитивном уровне. Каждая дворянка умеет составить благовоние, подобрать цветы к одежде согласно сезону, обучена вышиванию (но не прясть-ткать-шить, это работа служанок). Если она покидает свои покои, она должна надеть... эмм, вот представьте картофельный мусульманский мешок, только весь красиво вышитый и шелковый, и с золотом-каменьями. Вот так вот одеваются дворянки. Если хоть полоска кожи будет видна - всё, женщина опозорена, ее изгоняют из дома и продают в веселый дом.
Средняя продолжительность жизни женщин в Нан-Юэ - около тридцати лет: за счет поганого климата, нездоровых условий жизни, изнеженности и отсутствия минимального врачебного инструментария мрут дамы как мухи.
Зато оставляют после себя красивые и грустные стихи и поэмы, исполненные очарования дневники...
В представлении нанца, женщина - это безвольное глупое создание, умеющее только развлекать мужчин и для этого созданное богами. Женщины глупы, болтливы, лживы и по сути своей являются лишь говорящей скотиной. Хорошая жена - это такая, о существовании которой никто, кроме мужа, не подозревает.

Касательно межполовых отношений - брак здесь является контрактом, по которому один мужчина (отец) продает другому (мужу) свою дочь по сходной цене. Соответственно, жизнь и судьба женщины полностью зависят от левой ноги супруга. Обычной является практика продажи жрецам для жертвоприношения или в веселый дом надоевшей или состарившейся жены. Естественно, это не означает, что каждый нанский мужчина - урод и тиран; но норма именно такова.
В среднем у богатого купца или дворянина на содержании находится от семи до сорока женщин; императорский гарем насчитывает до трехсот наложниц, не считая десяти супруг.
Детей рождается примерно по двенадцать-семнадцать, но выживают из них примерно двое-трое: медицины в Нан-Юэ практически нет. Смерть в родах - обычное дело.
Весёлые дома совершенно легальны и существуют практически в каждом более-менее крупном городе. Работают там начиная с одиннадцати лет и часто до тридцати-сорока, постепенно теряя в стоимости и соответственно в условиях работы.
Императрица в Нан-Юэ - сакральный титул, который не зависит от того, какой женщине его дали. Падение из императриц в танцовщицы и женщины для утех - вполне нормальное явление, никого не удивляющее. Скорее удивляет, когда императрица держится на престоле дольще двух-трех лет.
Супружеская измена со стороны жены карается смертью: ее или сжигают, или побивают камнями. Для приговора достаточно заявления мужа.

Что касается гомосексуализма - тут он законодательно запрещен для мужчин и по умолчанию позволителен для женщин, потому что о существовании такого явления никто не задумывается, а то бы запретили и его. Мужеложество карается так же, как и супружеская измена. Для обвинения в оном достаточно свидетельства одного мужчины или трех женщин честного поведения.
В свете этого процветает трансвестизм и псевдо-трансгендерность, когда мужчины притворяются женщинами, чтобы удовлетворить свои желания.

Женского вопроса в Бэй-Ю и не стояло; Лунный Дар, основа основ бэйского общества, передается по женской линии, что неминуемо ставит женщину наравне с мужчиной. И обязанностей на нее тоже вешает вдоволь.
В семьях существует, безусловно, разделение труда: женщина доит кобылиц, прядет, ткет, шьет одежду, готовит пищу и совершает службы Луне, она может быть шаманкой; мужчина, в свою очередь, ухаживает за лошадьми, изготовляет оружие и необходимые в быту инструменты, занимается стиркой и уборкой и совершает службы Ёру Юному, он может быть военным вождем. В случае войны или междоусобицы, мужчины составляют основной костяк клановой армии; женщины следуют за ними на кибитках и как правило обеспечивают прикрытие с помощью Дара или шаманства. Забота о детях лежит на обоих родителях: муж обучает, жена - воспитывает и кормит.
Шаманские инициации принадлежат априори только женщинам, точно так же, как военное дело отдается на откуп мужчинам. Это обусловлено ролью главных степных богов - Луны и ее супруга Ёра.
В вопросах наследования власти и каганата пол наследника игнорируется полностью, главным критерием является чистота крови. Поэтому каганов и каганет в истории Бэй-Ю примерно равное количество.
Отдельной строкой надо упомянуть клан Ченов и городских.
В первом случае - потому, что Дар этого клана требовал добиться психологической бигендерности, на практике оборачивающейся полной андрогинностью как во внешности, так и в социальной активности. Поэтому здесь может быть и женщина-вождь, и мужчина-шаман, и что угодно. И вообще отличить мужчину-Чена от женщины-Чен довольно сложно.
Во втором случае - потому, что городские для степи являются declasses, париями. Соответственно, степной Закон их касается очень боком, и обычаи городских со степными мало схожи. Горожанка живет обычно получше средней нанки, конечно, но примерно в столь же стесненных условиях.
Если говорить о стереотипах, то в Степи считают, что женщина ближе к потусторонним материям, поэтому мыслит иначе, чем мужчина: мужчина умен, женщина мудра. Кроме того, считается, что ни одна женщина не может устоять перед красивыми украшениями, и традиционно - женщины сплетницы.

Если говорить о межполовых отношениях, то опять придется выделять кланников вообще, Ченов и городских.
Для кланника единственный возможный вариант - единобрачный союз с женщиной-кланницей. Такой брак нерасторжим; в случае смерти одного из супругов, второй остается вдоветь до конца жизни. Максимум, что он может себе позволить - завести наложницу-иностранку или слюбиться с каким-нибудь мужчиной, и то это будет вызывать осуждение остальных. Потому что одна луна, степь одна, и жена тоже должна быть одна. Соответственные ограничения действуют и на женщин.
Супружеская измена - дело редкое. Виновных отвозят подальше в степь (зимой) или повыше в горы (летом). Вернутся - прощены. Не вернутся - туда и дорога.
Однако для молодежи обоих полов вполне нормальным считается “съездить к колодцу” - нагуляться до свадьбы, как правило с женами горожан или городскими парнями.
Дети у степняков гибнут в среднем чаще, чем в соседних странах: умирают приблизительно шесть из десяти детей. Зато те, кто выживает, отличается завидным здоровьем.
Для Ченов правило единобрачия тоже работает, но в рамках этого правила царят адские разброд и шатание, потому что философский вопрос «И кто из вас двоих мама?» для них особенно актуален. А принцип определения основного пола по физиологии ими был отвергнут как не отражающий всё душевное богатство этих замечательных людей.
В городах (и, как частный случай городской культуры - в семьях каганов начиная с узурпации Ро) действует принцип “корми столько женщин, сколько в состоянии обеспечить”. Промискуитет, торговля собой и измены - дело частое, поэтому карается максимум штрафами.

Что касается гомосексуализма... осуждается. Но не более того: казнить за это смысла никто не видит, главное, чтобы это не было супружеской изменой. А еще есть клан Чен. Да. Их нельзя забыть. Они вообще ходячее отклонение. Но очень полезное и способное к шаманским практикам.

В Юн-Хуаяни, по сути, то же, что в Степи: поскольку доступ к правам и власти зависит от интеллекта и результатов сдачи Экзамена, постольку и дискриминация женщин закончилась на заре истории Юна, когда после чумы их допустили к Экзамену. Такое вот радикальное решение женского вопроса.
С тех пор то, что примерно половина Частей Зверя - женского пола стало нормой, хотя на высшие (камергерские) посты женщины попадают очень редко. Зато за женщинами три из девяти ключевых постов, составляющих правящий совет: императрица, старшая жрица и ключница гарема(остальные - это император, два стратега и три лика мудрости).
Как правило, если женщина поступает на госслужбу и при этом выходит замуж, она строит карьеру параллельно супругу. Хотя уход со службы ради семьи считается очень правильным поступком. Единственное исключение - Части Зверя, которые прямо обязаны трудиться на благо государство.
Что касается распределения, то больше всего женщин в коллегиях образовательного профиля, в налоговой и, как ни странно, в коллегии юстиции и цензорате. Меньше всего - в церемониальных ведомствах и в армии.
Женщина-чиновник от мужчины-чиновника отличается только формой одежды (подол подвязан выше, шапочка-платок не завязана банданой, а прикрывает волосы и перехвачена обручем): обязанности у нее примерно те же, привилегии тоже.
Женщины, не прошедшие Экзамен (т.е. провалившие), так же, как и провалившие его мужчины образуют низший слой общества, всеми презираемый. Как правило, они становятся служанками или проститутками, иногда уезжают в провинции и стараются выйти замуж за не слишком брезгливого крестьянина. Если они по рождению принадлежали к знатному роду - их вычеркивают из семейных списков, хотя, если они были любимы семьей, оказывают им поддержку материально.
Женщины, не желающие проходить Экзамен (таких большинство, как и среди мужчин) живут в довольно типовых городских или сельских условиях, хотя, за счет количества женщин-юристов, их права и безопасность представляют собой нечто более-менее удобоваримое.
Также часть женщин дает обет целомудрия и становится жрицами - Лиса, Зверя или Птицы. Как правило, это высокообразованные женщины, искушенные в тайных чародействах и очень тщательно следящие за внешностью. Они бесконечно уважаемы в стране; пост старшей жрицы - единственный в тайном совете не закрепленный за Частью Зверя.
Юнская женщина - это прекрасный благоуханный цветок на стальном стебле. Бесконечно утонченная, окутанная ароматом благовоний и облаком шелкового шарфа, она имеет железный характер, сильную волю и редкое умение плести интриги.

Касаемо межполовых отношений следует указать, что Юн-Хуаянь - это такой рай свободной любви. Все влюблены во всех, и никого это не напрягает. К супружеским изменам с разводами, и то относятся очень пофигистично, а уж склонность любить лиц своего пола вообще за странность не считают.
Тем не менее и здесь основной ячейкой общества является моногамная семья, и примерные мужья и жены весьма уважаемы в стране. Среди же благородных семейств и вовсе стремятся к отсутствию не только разводов, но и повторных браков у вдовцов и вдов.
Обычно в семьях немного детей - за счет надежных порошков и заклинания ДНЗ (да не зачнет) которое в виде свитков продают монахи Сердца - но при этом процент выживающих стремится к 90. Вообще хорошо развитая система охраны здоровья, покровительство монахам Сердца и общее благосостояние делают жизнь средней юнской женщины достаточно легкой.
Императорский гарем - единственный в государстве, и здесь свои законы. Жены (большею частью иностранки) хотя и имеют сравнительно с нанскими затворницами много свободы (например, им дозволено видеться с родными и вообще покидать здание гарема), связаны строжайшими ограничениями. Им запрещено говорить с чужими мужчинами, запрещено открывать им своё лицо. Малейшее подозрение в супружеской измене означает смерть: это обусловлено вопросом выживания страны, которой может править только кровь Лиса.
За гаремом следит ключница. Именно она выбирает императрицу, именно она назначает наследного принца, если детей у императора несколько.
Супруга императора - правящая императрица, и она не столько жена, сколько телохранитель, обученный, чтобы защищать своего супруга от любой опасности.

Что касается отклонений, тут они совершенно нормальны. Главное - выполнять свою работу на благо государства, остальное не имеет значения. Хоть со стулом сношайся.

устал. Про Сай-гунхэго мне писать вломово, но суть в том, что там та же хрень, что в Нан-Юэ, только прав побольше и можно уйти в монахини Сердца или унаследовать много денег.

@темы: матчасть: страны