Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
Собственно, закономерно продолжая изложенную здесь, здесь и еще здесь тему о богах на Хэнь - расскажу-ка я о Великих душах.

Определение: Великие души - это люди, которых боги награждают вечной жизнью и не отпускают в смерть ради того удовольствия, которое эти люди могут им доставить. (сформулировано настоятельницей Ин-эр, душой Луны, в 80 году II(VI) Сай).
Понятие "удовольствия" тут крайне расплывчато и зависит, строго говоря, от бога: например, с Судзаку станется подарить бессмертие какой-нибудь особо ловко ублажившей его девке из веселого дома, а вот Сейрю, скорее всего, предпочтет наблюдать за воином. Главное - что этот человек должен как-то обрадовать своего бога, и, что важно - иметь значимый шанс обрадовать его повторно в будущем. К сожалению, Великие души не привязаны к тому божеству, которому поклоняются, и жрец, например, Бьякко легко может получить бессмертие Сейрю, если обладает нужными качествами. Считается, что Великая душа при посвящении получает долю в бессмертии и один из аспектов силы выбравшего ее бога: например, тот самый жрец Бьякко, Цу О, вместе с бессмертием Дракона получил власть над стихией дерева и искусство оживлять растения.
Точно разработанной терминологии не существует, но обычно называют Великие души по имени того бога, который их выбрал, но несколько сокращая, т.е. вместо [Великая] душа [и избранная/ий] такого-то бога говорят просто - душа Такого-то.

Особенности судьбы Великих душ: формально каждая Душа - человек, с человеческими сильными и слабыми сторонами. Они влюбляются, они сомневаются, им можно причинить боль, их даже можно убить, хотя и временно, с ними вполне можно общаться, они не отличаются какой-то альтернативной логикой или вроде того. Просто у каждого из них есть путь, определенный тем поступком, который стоил им бессмертия, а еще они (в отличие от остального населения Хэнь) не могут умереть насовсем: даже если убить Душу, она возродится в течение 20-200 лет. Что важно: это будет именно та же самая душа и во многом та же самая личность. Обычно Души возвращают себе память о прошлой жизни, достигнув срока прошлой смерти. Например: душа Тэнко, господин Чин, в возрасте 39 лет вспомнил жизнь Аракунэ Рэя, в которой, собственно, и обрадовал хитрого бога настолько, что тот решил понаблюдать за интересным человеком и дальше.
Но хотя личность Душ не меняется с приобретением бессмертия, сильно меняется их судьба и их цель, поскольку Великие души должны развлекать почтившего их бога вне зависимости от собственного желания. Даже если они были мирными учеными до того, как их выбрал Сейрю, Гэнбу или Тянь-ди, после этого они должны идти путем воина или правителя. И наоборот: если ты был воином, но тебя выбрал Бьякко - ты можешь забыть о битвах.
Именно поэтому многие Души бунтовали против своих создателей или тех, кого своими создателями считали.
Увы - обычно это был тупиковый путь, приводивший лишь к новому рождению. И наверняка своенравный хозяин покарает свою Душу не самой веселой судьбой в новой жизни...

Великая Охота: Великой Охотой называют период во времена II(VI) Суй-Ро, когда одновременно Бэй-Ю, Нан-Юэ, Сай-Дзя, Юн-Хуаянь и Ци-Кэдон объявили вне закона всех бессмертных, кроме Частей Зверя.
Мотивировано такое решение было следующим образом:
1) Бессмертные подданые опасны, поскольку живут слишком долго и могут слишком часто сравнивать прежних и новых правителей. (Весьма самокритичный пункт, я считаю!)
2) Бессмертные подданые опасны, поскольку находятся в прямом вассалитете у богов и подчиняются им в первую очередь, и только во вторую - своим государям.
3) Бессмертные подданые опасны, поскольку контролировать процесс их появления государь не может, и не может в случае преступления отнять у них их бессмертие.
4) Бессмертные подданые опасны, поскольку человек не должен становиться бессмертным, как показано в Легенде об Арье.
5) Бессмертные подданые опасны, поскольку они знают друг друга, а их никто не знает, что создает опасность мятежа.
6) Бессмертные подданые опасны, поскольку они обладают силой, превосходящей пределы сил человека и даже бэйского кланника.
7) Наконец, бессмертные подданые опасны, поскольку они шествуют на крыльях своей судьбы, предвещающей несчастье. Это справедливо, вообще-то, но только для душ Гэнбу, Сейрю или Тянь-ди с Тэнко.
Поэтому бессмертные должны быть уничтожены - не только Великие души, но и ёма, и оставшиеся мадзины.
Ответственность на зачистки легла на специально созданные ведомства или на особые группы лиц - цензорат в Юне, Нан и Сай, ведомство Знающего в Цикэ, на кланы Вэй, Чен и Тан в Бэй-Ю.
Поскольку вычислить Душу весьма нелегко - они не несут на себе какого-то клейма своего бога, как сэйси, или особого кастового знака, как Возвышенные - "под раздачу" попадало множество совершенно невинных людей.
Остановлена охота была в Бэй после ронской узурпации, когда резко стало не до того, в Цикэ - когда на престол сел Император-душа. В остальных странах она формально продолжалась до самого Падения.


Правление II(VI) Суй - это время, когда слово подчас значило куда больше острого клинка или могучей армии, и в войнах побеждал, еще до их начала, тот, кто мог убедить противника и всех заинтересованных лиц в своей правоте.
Тогда воевали за то, чтоб признать Творца благим или за то, чтобы отменить право человека на свободу воли, а философы и мудрецы властвовали над умами людей, как в иные времена - пророки или популярные актеры. Тогда каждая домохозяйка на базаре свободно и с удовольствием рассуждала о божественном и человеческом или о сравнительной ценности мира материального и мира духовного.
Самое страшное деяние этой эпохи - Большую Охоту - тоже подготовили философы. А предотвратить его пытался самый известный и самый неординарный из них.

Цюй Мэн (Мэн-цзы, мудрец Мэн): Всякий знает этого замечательного автора большей части эпиграфов к моим и не только моим текстам.
Родился он в Нан-Юэ, в семействе Цюй, был седьмым или восьмым сыном, а потому его без зазрения совести отдали в монастырь Ветви Сердца. В монастыре мальчика научили читать, писать и думать, но вот терпеть некоторые реалии родной страны - не научили.
Потому он однажды был выгнан оттуда за разврат за первый дошедший до нас трактат - "О том, почему неразумно почитание Судзаку". В трактате юный Мэн развивал простую мысль: если Судзаку - страсть, то глупо основывать на почитании него государственный культ, ведь для нормальной жизни страны нужен в первую очередь покой.
Ну что делать, выгнали - пришлось уходить. Выправил наш умник себе фальшивый диплом Учителя (это статус жреца культа тигра, позволяющий преподавать в любом учебном заведении что угодно) и ушел. В Саюн. Проблем оказалось две: во-первых, ситуёвина там была похлеще, чем в Нан, только прикрыта тряпочкой ханжества, во-вторых - его быстро задрал разраставшийся до размеров культа авторитет императора. Да, именно тогда был написан "О конях и императорах" - трактат-пародия на бесконечные "О различии человека и императора", "О достоинстве императора" и т.п., с эпическим, вошедшим в поговорку "У коня - коневый, у императора - императорский" и полусотней цветных иллюстраций, наглядно показывающих разницу коневого и императорского.
Из Юна красавца тоже выгнали, конечно. И он отправился куда? Ну правильно, в Бэй. Там он попал в мужья к каганет Сай Чэгэтэ, женщине незаурядной, вот только чернобожнице. Собственно, в качестве ее мужа стал дипломатом и выяснил, что все переговоры, которые он ведет - по сути, о массовом истреблении бессмертных душ.
Сам он вроде бы Душой не был (хотя странно - с такой-то судьбой!), но представить себе массовые жертвы такого решения - мог, и без труда. Он бежал в Кутоо, но там тоже не нашел понимания. А на тот момент он был уже немалым авторитетом - частично своим умом, частично умением заболтать он завоевал уважение очень многих.
И тогда он остановился в Наньшаньском монастыре (женском), настоятельницей которого была его бывшая ученица Ин-эр, и принялся писать - письма, памфлеты, трактаты - основная мысль которых была в том, что преследовать Души во-первых, плохо, во-вторых - просто глупо.
Последняя его работа - трактат "О бессмертии".
Трактат ни слова не говорит о Великих душах, он выглядит чисто теоретической работой: что есть бессмертие? Доступно ли оно для людей? Есть ли оно благо или скверна? Может ли не быть благом то, что даровано богами? Может ли человек отринуть божественный дар?
Ироничными или строго логическими доводами Мэн опрокидывал все доводы оппонентов, выставляя их полными идиотами и вдобавок - еретиками.
Простить такого ему не могли: Мэна быстро нашли и жестоко казнили, обвинив в великодушии. Насколько справедливо - неизвестно.
Также он оставил корпус текстов "О должном", огромное количество текстов, пытающихся донести до мира то, что у каждого есть свое место, и главное - его найти и стараться соответствовать. Никто не чужой в этом мире, каждый рожден не зазря: главное понять, зачем ты живешь.
Есть три уровня понимания: принятие, служение и любовь, но любовь - превыше всего. И найти для себя любовь - значит целиком воплотить свой Долг, полностью раскрыться.
Это "Учение о должном" впоследствии легло в основу реформированной Кин-ди религии Ци-Кэдона; в этой стране Мэна почитают как бога или богоравного мудреца.

И теперь немного о том, кто и кому даровал бессмертие - так, по верхам. Начать наверное надо с самого общего.
Боги и их души (особенности и характеристики): Поскольку право и возможность оделить человека частью своего бессмертия есть у всех богов поголовно, и пока нет данных, что кто-то из них от этого воздержался - общие характеристики душ по богам.
Души Ликов: У каждого Лика (кроме Тянь-ди) всего по одному избраннику. Душа Иврэ - каган Тэй Дэн, легендарный правитель северной степи, он же ныне - Мертвячий Каган, предводитель чего-то наподобие дикой охоты на Хэнь; душа Ярэна - флейтист Кинто, странник и картограф, вечно ищущий неизведанные земли; душа Эррь - Ронтэн-ди, великий кэдонский император; душа Тоды - неизвестна.
души Тянь-ди и богов Горы: у этих богов избранников много, можно скорее говорить о тенденциях. Души Тянь-ди - это те, для кого превыше всего власть; души Тэнко - те, кто верен до конца; души Сейрю - воители, не знающие покоя; души Судзаку - страстные люди, преданные наслаждениям или добродетелям со всем пылом; души Бьякко - мудрецы, целители и труженики; души Гэнбу - те, кто видит справедливость и в нее верит.
души иных богов: души Баку - это части зверя, немного отдельный случай; души Нуэ - не найдено, хотя они должны быть; души Луны (двуединства Девы и ее мужа Ёра) - защитники, учителя.

Души ликов: Тэй Дэн, Мертвячий Каган, душа Иврэ Ин-ди
Первый известный правитель Степи, воин и мудрец, жил во времена правления Чернобога, с которым, собственно, и воевал.
Считается идеальным правителем: одновременно и сильным, и милосердным.
Легенда гласит, что он так полюбился Ин-ди, что тот украл душу кагана у смерти, но, поскольку так каган стал лишь призраком, Ин-ди отдал ему кусочек своего бессмертия.
Так появилась первая Душа. Только Души ликов - истинные, они обладают настоящим бессмертием и настоящей свободой.
Каган Тэй Дэн - Мертвячий Каган, владыка всех неупокоенных душ. Вместе с ними он странствует по Степи, сражаясь с созданиями мрака.

Кинто, Флейтист Дождя, душа Ярэна Шуй-ди иллюстрация (онна!Ярэн и Кинто-дитя)
Однажды жил на свете мальчик, который играл на флейте над источниками, озерами и ручьями. Однажды они услышали его, и на сушу вышла прекраснейшая из женщин с рыжими косами, обнаженная и державшая в руках зеленую шелковую ленту. На волосах у нее был венок из кувшинок и жемчугов.
Она протянула мальчику руку, и тот покорно пошел следом за ней - в глубины вод.
Через десять лет на берег вышел уже Флейтист Дождя - вечный странник, вечный возлюбленный женской части Ярэна, вечный воин и противник его мужской части. Кинто странствует по всему свету, его любимое развлечение - рисовать карты. Каждая карта - чуть-чуть неправильна, и только угадавший этот изъян найдет нужный путь к ... чему-то для него важному, скажем так.
Если в солнечный день идет дождь и слышны звуки флейты - это Кинто пришел в ваши края.

Ронтэн, Рыжий Сёгун, душа Эррь Ци-хоо
Никто не знает об этой Душе ничего, кроме его прижизненной биографии. Известно лишь, что у Эррь Ци-хоо для него и его супруги Тайре нашлась какая-то работа, ради которой она даровала бессмертие Ронтэну.

Тьенлун, Хозяин Степей, душа Тоды Тянь-шэ
Тут опять же ничего толком не известно, кроме самого факта: да, каган Тьенлун - душа Тоды. Ну, и того, кто такой каган Тьенлун.
Полагают, что Тода отдал своей душе во владение Млечный Путь, сделав Тьенлуна божеством или около того, и теперь каган - часть небесной иерархии.
Также вполне вероятно, что капитан небесной армии - это именно он. Но точных сведений нет.

Леон, Безумный Монах, душа Тэки Шу-ди
Единственная Душа, рожденная после гибели Хэнь, и единственная известная душа Тэки. Обычный человек, хотя и обученный в горном монастыре, он однажды нечаянно обидел Тэки, отняв у того намеченную жертву.
В наказание Тэки сделал Леона своей Душой, вечным и несчастным защитником людей, обреченным быть там, где кто-то в опасности от духов.
Учитывая, что бедолага не знает ни черта ни о духах, ни о Хэни, ни о Тэки Шу-ди, зато живет уже не первую жизнь - ему остается только посочувствовать.

Тэй Юнь (Сяолин) // Инадзука Норико, душа Ворона Тэнкена Тянь-ди
История Тэй Сяолин, разрушительницы царств, госпожи с Шарфом Камелии, известна очень хорошо. Рожденная в знатной семье Юн-Хуаяни, она с детства знала, что однажды придет ее срок сдавать государственный Экзамен, а затем в Родовой коллегии ей, как и всем ее предкам, изберут часть Зверя, чтобы она могла служить государству с максимальной пользой. Ее дед был чешуйкой Змеи, а мать - зубом Мыши, и несомненно, старшая дочь должна была унаследовать семейную способность. Для вящего успеха Сяолин воспитывали и рядили как мальчика: девочку могли и подрезать на Экзамене.
Однако император Сяньхуа-ди заметил необычно красивого ребенка, личным указом снял с Экзамена и велел отправить в свой гарем; а чтобы мальчику было некуда податься, семью Тэй, как достаточно бесполезную, попросту вырезали. Естественно, Сяолин возненавидела Сяньхуа - и всю его страну. Она соблазнила принца Сээна, поставив условием своей благосклонности смерть Сяньхуа; заговор провалился, но воля и ненависть Сяолин нашли отклик в душе Ворона. Талантом девушки стала нечеловеческая сила и устойчивость: эта малышка могла щелчком пальцев крушить камни и поднять над головой повозку с волами, не покачнувшись. Единственным, что умеряло ее ненависть к Юн-Хуаяни и императорской семье, стала любовь к молодому десятнику из семьи Лан. Она, впрочем, не помешала Сяолин последовать за Сээном в изгнание, медленно отравляя тому жизнь своей демонстративной преданностью. Утешилась она, лишь став императрицей Нан-Юэ; но вскоре обнаружилось, что Сяолин бесплодна (частая беда у душ Ворона), и ее перевели в танцовщицы. Уже будучи супругой Лан Хойи (на тот момент - стратега), Сяолин тайно передала войскам Ити важнейшие военные сведения. Взамен ей с мужем позволили остаться в живых и даже дали возможность вступить в одну из тысячи знатных семей - Ён. Неизвестно, каково было бы будущее Островов, останься госпожа Сяолин в живых; Нан-Юэ погиб из-за того, что именно она довела Сэйки до того самоубийственного поединка, Юн-Хуаянь она погубила сознательно... но Сяолин умерла родами, оставив безутешного вдовца и сына Хао - будущего вождя Мятежа Ирисов и одного из победителей Чернобога. Так странно складываются судьбы!
//
Инадзука Норико - сотрудница той же компании, в которой работал Хошино Тацуя. Она счастливо замужем за генералом окинавского гарнизона, и лишь одно ее тревожит: странная ненависть, которую она питает к семье Хошино. Иногда ей кажется, что она как-то причастна к случившемуся...

Ро Янфэн // Невеста, душа Ворона Тэнкена
Судьба Ро Янфэна, принца-отступника, души Ворона и невесты Хозяина Севера, пошедшей против своего господина, известна: он, как и его отец Тьенлун, погиб в одной из битв Зимней Войны. Янфэн был избран Хозяином Севера еще при рождении, хотя свое бессмертие и Талант (слышать и понимать голоса снега, вод и камней) он получил только в шестнадцать лет. По замыслу Гэнбу или, или его господина-Ворона, Янфэн должен был стать правителем-марионеткой, который перестроил бы мир по воле своего божества; но Янфэн стал воином и вскоре перешел на службу к своему отцу, помогая тому в разработке военных операций и с помощью Таланта доставляя ему сведения со всей Степи.
//
Поэтому в наказание заново он был рожден женщиной, чье единственное предназначение - рожать детей для богов Горы. У нее нет даже имени: ее называют Невестой, а еще - Матерью Чудовищ. От рождения у нее почти нет разума и нет иных желаний, кроме желаний ее хозяина. Но когда пришел срок, Невеста начала видеть во снах степь и слышать голоса из прошлой жизни. Однажды она прислушалась внимательнее - и холодные камни Ада указали ей путь к выходу. Выход оказался где-то в болотах, в районе замка Тамия. Полубеспамятную девушку нашел Люсио Каренин, известный своей привычкой помогать всем, особенно тем, кто не просит его о помощи. Подумав, Люсио отвел Невесту в "Воспаряющую иву", к Сомее.
Но что именно решит сделать с перерожденным племянником бывший Кин-ди - он еще не решил.

Души Сейрю: вечные воины Ван Сэй (Сэйки-ди, Сээн, Шинцай// Хошино Тацуя)
Старший сын Сяньхуа; интересно, что оба его брата также стали душами: Лунхуа - у Тянь-ди, Юэци-Саэн - у Луны. Такая вот одаренная семейка)) Сам Сэйки был человеком незаурядной судьбы: в тринадцать лет он настолько воспылал любовью к наложнице своего отца, Сяолин, что готов был убить своего отца, лишь бы завладеть ею. Сяолин, ненавидевшая Сяньхуа-ди, только подогревала его стремление; в итоге царевич стал заговорщиком и едва не стал отцеубийцей. Но его поймали, и лишь по милосердию Сяньхуа не казнили - только сослали в Южные провинции. Там юноша провел несколько жутких голодных и нищих лет; но внезапно - пришла добрая весть: Сяньхуа при смерти, он желает видеть сына, знать тоже хочет видеть новым владыкой именно его... Лошадь, свернувшая не туда, и дорога судьбы принесли юного Сээна в Нан-Юэ. Там он клинком проложил себе дорогу на престол и стал именоваться Сэйки-ди. Однако, в отличие от Лунхуа, Сээн не был прирожденным императором; он был воином.
Его Поступок - это решение сразиться один-на-один с тайсёгуном армии Цикэ, Душой Сейрю. Несмотря на то, что с детства у Сэйки-ди была повреждена левая лодыжка, так что он часто ее подворачивал и падал - что произошло и в тот раз - несмотря на нанесенные ему, упавшему, раны, Сэйки-ди продолжал поединок. В какой-то момент он ощутил, что его всего словно объял огонь, на шее у него между ключиц вспыхнуло на миг тайное клеймо - знак Дракона - его раны исцелились, а оружие стало иным. Хотя тот поединок всё равно был проигран, бессмертие осталось при молодом императоре.
Талант, доставшийся Сэйки-ди - возможность сделать оружием любой предмет, и любое оружие - чем-то большим и совершенным. Нож в его руках может нанести тысячи ран зараз, меч - разрезать металл и камень, как масло, палка - рубить, как меч.
Именно оно повело его прочь с трона Нан-Юэ, в бега, затем обратно в Юн-Хуаянь, где намечалась война с пришлецами из-за моря. Там, под именем Ван Сэй и с покровительством сына г-на Чин, Сэйки-ди стал одним из разведчиков т.н. Четвертого Отдела - фактически, элитным бойцом-хитокири. Затем грянула война... до ее конца покорно бросавшийся из боя в бой Сэйки-ди не дожил. Его единственный друг, Си Шун, сын г-на Чин, очень его оплакивал - впрочем, недолго, потому что вскоре погиб и он.
//
В 2006 году от Р.Х. произошло странное: сорокалетний Хошино Тацуя, добропорядочный коммерсант, представлявший в США свою фирму, был найден лежащим без сознания у зверски растерзанных трупов его жены, Хошино Тэйдзё, и брата, Хошино Котаро. Придя в себе, господин Тацуя не отзывался на обращение по имени, не понимал ни слова по-японски и бормотал какую-то тарабарщину. Впрочем, через три дня он вполне пришел в себя... но ничего не помнил об обстоятельствах смерти Тэйдзё и Котаро. За расследование взялся отдел "Перекресток"...

Гуй Шин, тайсёгун // Рурияма Сётаро
Родился от связи императорской наложницы Радды (Хин-гуйфэй) и Цзо, одного из сыновей тогдашнего тайсёгуна, вместе с матерью был выслан на границу в одно из поселений оседлых хинцев. В возрасте одиннадцати лет попал в плен к передовому отряду нанцев, разорившему деревню и перебившему всех жителей. Тогда у него случился Поступок: схватив длинный кухонный тесак, ребенок бросился на врагов и попытался отбить у них не мать, так малолетнюю сестру. Его решительность и ярость, искренняя ненависть к врагу и бесстрашие порадовали Сейрю; поэтому он изменил судьбу ребенка так, что его не убили, а лишь связали, чтобы, как один из подарков по случаю очередного перемирия, подарить Кин-ди.
Более того: Сейрю заставил Кин-ди пожелать оставить мальчика при себе и передать его на обучение советнику Лэй. Тот же, в свою очередь, почувствовал (как это могут Души) некую печать Дракона на этом ребенке, и император согласился, что она есть.
Поэтому вместо искусства актера, которое внешне подходило очень красивому мальчику, Шин (получивший прозвище "Гуй" в честь того, что его мать была наложница) стал обучаться владению оружием и науке стратегии.
В шестнадцать лет он был уже десятником; в двадцать - тысяцким. Именно тогда Сейрю, не отводивший от мальчика взгляда, наконец даровал ему бессмертие (дело в том, что с момента получения/пробуждения дара Души не могут меняться внешне) и Талант: превращать эмоции в разрушительную вспышку энергии, тем более сильную, чем сильнее эмоции. Юноша воспринял это спокойно: в Ци-Кэдоне уже давно не охотились на Душ. Однако император Кин-ди счел это благословением свыше. Вскоре юный Шин был сёгуном, а затем - и тайсёгуном.
Ума и таланта ему было не занимать, но он был слишком пылок и не умел выжидать; блистая в наступлении, в ретираде он проигрывал мгновенно, а засадная или осадная тактика были ему вовсе чужды - дух Сейрю гнал его в бой, причем в личный.
Наконец осознав, что его действия привели, по сути. Ци-Кэдон к поражению в войне, тайсёгун Гуй Шин покончил с собой, желая наконец избавиться от судьбы игрушки божества. Увы, для Душ смерти как таковой не существует.
//
Год 1865, город Кобэ. Пьяные ронины™ нападают на лавку скобяного товара "Рури-я", недавно перешедшую по наследству к молодому Сётаро. Тот отказывается платить обычный налог рэкетирам, и они угрожают изнасиловать и убить его мать. Неожиданно вспыхивает невыносимо яркая вспышка зеленого света, через какое-то время слышится гром, как во время грозы. Проснувшиеся горожане видят невнятные развалины на месте лавки, несколько весьма отдаленно напоминающих людей трупов и вусмерть перепуганную женщину. Сётаро никто с тех пор как-то и не видел...
... зато в ряды Кихэйтай, так вышло, вступил молодой самурай Рурияма. Впрочем, это только начало его истории.

Души Судзаку: пламенеющие страстью (Хон) Си Ю Шун // Сомея Юноскэ
Сын господина Чин, что вполне заметно по фамилии. С раннего детства жил при отце в Ци-Кэдоне, хотя формально считался сыном дома Хон. Причина этому - то, что женой Чина стала сестра Сяньхуа, женщина сумасшедшая, но передавшая мальчику некие (довольно призрачные) права на престол Юн-Хуаянь. А этот престол оспаривала такая толпа народу, что еще один претендент становился первым кандидатом на вынос. Собственно, мальчика чуть и не вынесли - лично Хон Сё, тогда еще глава клана. Мальчик остался хромым на всю жизнь, но зато не погиб.
Воспитание на кэдонский лад, рассчитанное на воинов, было для него не самой легкой ношей; в итоге тяжело хромой Шун научился ходить легко, как кошка - и не менее быстро. Его оружием стал полукороткий меч, несколько более тонкий, чем стандартный, и спрятанный в трость, на которую Шун опирался при ходьбе.
Страсть, с которой Шун боролся со своим недугом, заинтересовала Судзаку, и он зачел за Поступок предпринятое юношей пешее путешествие на хинскую границу (Шун искал своего запропавшего отца). Талант Шуна - возможность передвигаться по воздуху, вдобавок - с невероятной скоростью (если у него в руках будет любой, даже самый простенький, веер). В скором времени Шун вернулся в Юн-Хуаянь, где стал одним из видных чиновников Четвертого отдела и подружился с Сэйки-ди, который подарил ему белый веер из перьев птицы-небылицы, которая водилась в те годы в юнских краях. Если Сэйки-ди вела судьба воителя, то Шуна - страстная привязанность к другу (как страстная сыновняя любовь толкнула его идти искать отца), поэтому Шун следовал за своим другом в любую битву, даже самую безнадежную. К счастью, никакая навязанная страстность не могла лишить Шуна здравого смысла, и порой ему удавалось сдержать друга, готового на прямое самоубийство. Но когда пришли Ити, оба, к сожалению, погибли.
//
Никто не знает, где именно Сомея Киримори, сын старого Сомеи Ёдзиро, одного из главарей южной группировки якудза, нашел мальчика по имени Юноскэ, но вот уже десять лет, как этот мальчик носит фамилию Сомея и считается его сыном. Юноскэ - очень тихий и спокойный подросток, прилежный ученик школы №1 и будущий выпускник. Единственное, что в нем удивляет всех его друзей - удивительная страсть к знаниям. А еще иногда он видит во сне странную незнакомую страну, под небом которой он летает как птица.

Ю Кайгэн (Химура Гэн)
Глава клана, некогда - один из Трех Ликов Мудрости в Юн-Хуаянь, по происхождению бэец из клана Сэй. Как и все Сэй, способен превращаться в зверя (конкретно - в медведя). Родился приблизительно за сто лет до Бэйской войны, призван в Юн лично Великим Лисом и не смог отказаться. С юности он был искусным охотником, и однажды преследовал оленя почти неделю - без сна и пищи. Это впечатлило Судзаку, и Сай Кайгэн стал его Душой. Талант Кайгэна - восстанавливаться после любых повреждений, сколь бы тяжелы они не были.
Однако страсти не довели молодого бэйца до добра: он влюбился в наложницу своего отца и, чтобы овладеть ею, пошел на отцеубийство. Осознав же всю тяжесть своего поступка, Кайгэн убил и женщину, а затем бежал. Долгое время он скитался, нанимаясь то к этим, то к тем, пока его не позвали в Юн-Хуаянь.
Там его страсть нашла прямое применение: он стал основной опорой трона.
К сожалению, после победы Ити узда на нем снова ослабла. Абсолютное бессмертие, бывшее, по сути, его Талантом, обернулось для Кайгэна проклятьем. Он метался, не зная, куда себя приложить, растрачивая себя на мимолетные связи и бестолковые интриги.
Наконец, он пал столь низко, что стал служителем при храме Ято-но ками. Однажды его настигнет возмездие за все совершенные прегрешения. Но как знать, виноват ли он в них?
Или он все же должен был сопротивляться зову своих страстей?

Тьенлай (Сяокан-ди), Кин-ди иллюстрация
Брат Тьенлуна, узурпировавший власть в Степи. Когда его брат взорвал столицу, был в замке. Когда завал разбирали, его нашли живым. Тьенлуну предлагали убить брата-предателя на месте, но тот не пожелал; вместо этого Сяокана подняли с земли, привели в себя и через какое-то время он стал одним из полководцев новой войны с Чернобогом. В неожиданном качестве: союзные Тьенлуну кэдонские сёгуны единогласно избрали Сяокана новым императором. Под именем Кин-ди. Еще около сотни лет новоизбранный Кин-ди сражался с собственным узурпатором, принцем Бонхуем по прозвищу Невмирущий, но наконец отвоевал престол и на него воссел. К тому моменту всем было очевидно: Сяокан Кин-ди - Душа. На фоне официально объявленной охоты на них - случай более чем скандальный. Ко второму столетию безмятежнейшего правления Кин-ди в Цикэ до заинтересованных лиц наконец начало доходить - чья император Душа, да... Потом было падение Цикэ, потом гибель Хэни, и след этой Души теряется, хотя полагают, что Кин-ди не умирал или умирал лишь ненадолго. Полагают, что Режиссер театра "Сярин" - никто иной, как именно Кин-ди.

Цюэтянь, Лунхуа-ди
Лунхуа-ди родился последним из сыновей Сяньхуа-ди, и по достижении сознательного возраста получил имя Цюэтянь - Воробушек, за робость, малый рост и общую хрупкость. Однако время показало, что именно этот мальчик более всех понимает, что такое долг императора и каков верный путь для Юн-Хуаяни. В стремлении к знаниям Цюэтянь стал учеником госпожи Шуйю (она же Чен Анци), которая поведала ему многие тайны народа степей. Также он усердно читал книги и близко дружил с Вараном Кин - стратегом. В общем, самообразовывался. Но репутация Воробушка у него, естественно, оставалась.
Поэтому когда семейство Хон сделало ставку именно на этого мальчика и, более того, возвело его на престол - никто и не почесался. Зря: в первые два года своего правления новонареченный Лунхуа-ди провел такие эпичные чистки, каких до него не было веками. Всё списали на Хонов, конечно. И на Ся.
В общем, мальчик оказался весьма авторитарным, но талантливым императором - самое то для годов смут и войн, предшествовавших гибели Хэни.
В дальнейшем его следы, увы, теряются - хотя полагают, что Року Рью времен Мятежа Ирисов - всё тот же Лунхуа, только с опытом жизни в целых полтысячелетия.

Собственно, наверное, пришло время указать несколько основных понятий для Великих Душ.
- Поступок: это то, что заинтересовало божество в конкретном человеке. Это может быть как реально именно поступок (бросился кого-то спасать или, наоборот, прошел мимо, вступил в бой или отказался от него), так и какая-то деятельность, растянутая во времени. Например, Бьякко вполне может даровать бессмертие врачу-бессребренику или трудолюбивому ремесленнику, Гэнбу - особо фанатичному жрецу.
- Талант: тот аспект силы, который божество дарит избранному им человеку вместе с частицей бессмертия. Это непременно одна из природных способностей божества; оно не может подарить то, чем не владеет. Талант всегда один, и может не сочетаться ни с каким природным даром (как, например, у Шуна), а может налагаться или сосуществовать с природной магией (как у Чена Анци).

Души Бьякко: труженики и искатели истины сёгун снабжения Яо Рэн// Ёшима Рэндзиро//Янина Рэймонд
Рожденный на берегах Соруя в семье крестьянина, мальчик по имени Яо рано проявил способности к науке, выучившись письму и счету, а потому вместо обычной военной подготовки родители выбрали для него судьбу монаха Ветви Сердца. Однако мальчик в возрасте тринадцати лет бежал в ближайший гарнизон, в который и был зачислен под именем Рэн. Достаточно быстро, уже через четыре года пограничной службы, Рэн проявил себя как отличный тактик и получил в командование сотню. К двадцати годам имя молодого сотника было уже хорошо известно в императорском дворце, как и его особый талант - умение удивительно ловко рассчитывать ресурсы так, что даже в третью соруйскую кампанию, когда вся армия пострадала от недостатка продовольтствия, тысяча, в которой служил сотник Рэн, ела вдоволь. Когда сёгун снабжения Отай погиб (в ходе той же третьей соруйской), Кин-ди недолго думал, кого именно назначить на освободившийся пост. Несмотря на то, что новоназначенный сёгун, как и все кэдонцы, жаждал военной славы, он (в отличие от своего предшественника) покорно принял назначение и начал всеми силами заботиться о том, чтобы армии великого Цикэ было что поесть и что надеть.
Такое самоотречение во имя других не могло не привлечь внимания Бьякко: Тигр избрал Яо Рэна своей душой, подарив ему Талант создать из любых двух материалов почти любой предмет. Обычно Яо Рэн пользовался как материалом гвоздями и бумагой. Когда Цикэ пал под ударом южан, сёгун Яо покинул страну вместе с Кин-ди, Чином, Элань и сёгуном Бай-хуа. Его следы теряются в Юн-Хуаянь, но, вероятно, он все-таки погиб.
//
Ёшима Рэндзиро был самураем, служившим в свите одного из даймё времен смуты Онин. Он славился мастерством тактика и выдающимися талантами лучника. В какой-то момент он понял, что живет неправильной жизнью, дезертировал, скрылся среди крестьян и обзавелся хозяйством. Однажды, когда он собирался ложиться спать, он ощутил, как что-то его зовет. Выйдя из дома, он увидел на краю поля повозку бродячих артистов; бубенцы ее вызванивали загадочную мелодию, а на облучке сидел человек в черном, зову которого Рэндзиро не смог противиться. Он забрался в повозку и там уснул на коленях прекрасной женщины; когда же он проснулся, он был уже Яо Рэном, а человека в черном он опознал как своего императора, Кин-ди. Так у театра "Сярин" появился Декоратор.
//
Янина Рэймонд - молодая женщина, преподаватель испанского языка в небольшой чухасской школе. Она целиком и полностью предана своему делу, но с недавних пор с ней творится странное. Однажды ей срочно потребовалось сделать какие-то вычисления с помощью компьютера. Сама не понимая зачем, мисс Рэймонд взяла несколько листов бумаги и длинный гвоздь... и вскоре у нее на столе стоял новенький ноутбук.
С тех пор ее преследует странное чувство: она видит сны о чужом мире и с недавних пор страдает расстройством гендерной идентичности.

сёгун Армии Байхуа // Бьякка // Ёсино Хуан-Мария
Законы Цикэ не делают различия между женщинами и мужчинами ни в воинских трудах, ни в следующем за это почете. Когда Байхуа, коренной цикэ из северных областей, исполнилось пятнадцать лет, она поступила на военную службу наравне со своими ровесниками и ровесницами. К сожалению или к счастью, на тот момент она уже успела пережить многое, в том числе и насилие, и жестокость, и всегда казалась старше своих лет. Очень рано она задалась целью найти оптимальный способ переустойства империи: размышления об этом помогали ей не заснуть на ночных дежурствах. Самостоятельно изучив древние и классические языки, она уже к двадцати годам была одной из наиболее широко образованных во всей армии Севера.
После же великолепной операции по зачистке северных границ от чернобожников Байхуа была произведена в тысяцкие и попала в поле зрения двора. Поскольку умные люди были там не лишними, Байхуа разрешили воздержаться от замужества и поманили перспективами карьеры... и тут тысяцкая внезапно ушла в монахини Сердца. Вернулась она через год - душой Тигра, восхищенного таким неожиданным Поступком. Талант Байхуа - призывать метель, пронизанную грозовыми молниями. Естественно, с таким Талантом госпожа Байхуа не могла остаться в стороне от начинавшейся крупной войны. Вскоре она стала сёгуном Запада, а затем почти немедленно - армейским сёгуном. После падения Цикэ последовала в изгнание за императором, окончила дни монахиней где-то на Островах.
//
Бьякка - танцовщица-сирабёси, умевшая писать замечательные стихи - привлекла внимание Насу-но Сукэтаки Ёити, который пожелал взять ее с собой в путешествие в качестве наложницы. Она послушно пошла за ним, проявляя недюжинную смекалку и порой внезапное боевое мастерство, хотя куда больше ее интересовала свобода изучить и увидеть страну и войну. Она стала записывать все, что видела вокруг - и однажды услышала нежный перезвон бубенцов. В тумане по дороге мимо военного лагеря ехала странная повозка, запряженная огромным черным жеребцом. Как завороженная, Бьякка подошла к ней и приняла руку человека, назвавшегося Актером. Утром она проснулась уже полностью осознавая себя как Байхуа: таково было действие колдовского напитка, приготовленного господином Чин. Бьякка танцевала для "Сярина", а после запрета на женские танцы - притворялась мужчиной-оннагата.
//
Житель Нагасаки из числа тайных христиан, ронин Ёсино Цукидзи, предпочитавший называть себя по крестильному имени Хуан-Мария, всю свою жизнь посвятил укрыванию от властей и изучению тех крох западной науки, которые к нему попадали. Когда он осознал, что начинается третий век его жизни, он несколько удивился, но никаких действий не предпринял. Как раз тогда прибыли Черные Корабли; с немыслимым упорством Хуан-Мария сумел пробиться на борт одного из них... обнаружили молодого человека двух с лишним сотен лет от роду сильно нескоро. К тому времени тот уже выучил несколько гайдзинских слов. Высадили юношу на Камчатке, что только подстегнуло его интерес к изучению нового. Там, на Камчатке, с ним и произошло странное событие: из метели к нему вышел беловолосый мальчик и попросил о помощи. Ёсино следовало любым способом попасть в США и там найти клан демонов - и уничтожить. Пока те не пробудили нечто, чему лучше не просыпаться...

Еще немного общей информации. Одним из коренных свойств Душ, которое использовали некоторые из указанных ниже личностей, является т.н. Чутьё - способность опознать другую Душу при встрече или ощутить ее точное местонахождение. Или хотя бы примерное - в рамках "столько-то мер расстояния на север, большой город". Чутьё варьируется в зависимости от бога-дарителя: например, души Сейрю не слишком отличаются зоркостью, зато четко чуют само наличие душ и их к ним тянет, а вот души Тэнко и Гэнбу, напротив, способны достаточно точно назвать количество бессмертных в конкретной стране и указать их местонахождение.
У душ Луны - особая способность. Вместе с силой к ним обычно возвращается некоторая часть памяти.

@темы: матчасть: бессмертные, матчасть: общее