04:25 

Рассказ-5

Кин Ри
Единственный среди нас абсолютно трезвый и адекватный, он производил потрясающее впечатление полного психа
Таймлайн: примерно год осады Хуа
Место: Юн-Хуаянь
Персонажи: Юривака, Лэй Чин, Кин Ли (Енот Ли) и прочий IV департамент.
Содержание: допрос подозрительного незнакомца и немного лирики

Четвёртый департамент выдыхался из сил.
Юнхо который раз пытался пригладить упрямую чёлку. Господин Чин улыбался особенно ледяно и горделиво. Янлун позорно бежал, воспользовавшись каким-то невнятным предлогом. Хакуо просто спал. Даже Си Шун, не знавший устали, и тот, казалось, изо всех сил сдерживался, чтобы не зевнуть.
«Потому опираясь на гнев богиня... богини какой-то он... ну... это, плыл сюда... потому что он Юр... Юри... Юревака...».
Переводчик из приглашённого специалиста был никудышный.
Гость бросал отрывистые реплики, изредка отвечая на ошибки переводчика столь же отрывистой, но международно понятной бранью.
Смеркалось

Наконец не выдержал Енот.
Припомнив кое-какие добрые слова из тех, какими его папенька гоняет солдат, он почти буквально вышвырнул переводчика из кабинета и обернулся к гостю сам.
Тот только почесал спутаную бороду и который раз неуверенно помял подол придворного платья. Оно ему было явно непривычно, но не оставлять же человека в тех лохмотьях, в которых его выбросило на берег невдалеке от поместья семьи Лань.
Гость позволил и вымыть себя, и переодеть, и даже доставить до столицы - оставаясь, впрочем, вообще безразличным ко всему происходящему.
Только на третий час занудного повторения просьбы говорить он откликнулся - сухо и коротко.
Оказалось - ахеец.

Енот Ли шагнул к нему, сел прямо напротив, набычился и, глядя прямо в глаза, сурово вопросил:
- Давайте ещё раз. Куда и зачем вы плывёте? И не притворяйтесь, я уверен: вы знаете язык нашей страны!
- Язык земли блаженные феаки я знаю. Не хорошо.
- Как раз наоборот, уважаемый. Хорошо. Очень хорошо, что знаете! - оттеснил Енота господин Чин. - Итак: откуда плывёте?
- Из Троя. Город такой.
- Где?
- Нигде. Нет больше город Троя.
- Печально. А что с ним случилось?
- Аххиява. Парис Менелай похитил.
- Мене-что?
- Менелай. Царь. Спарта. Похитил Парис. Жена пошла вызволять, - пояснил странник. - Много скандал. Эдип первый идти. Он не люблю, когда мужчины домогаюсь... домогаются. До мужчины. Отец к нему домо...гнулся.
- И что? - заинтересовался Юнхо.
- Псюхис аполисис, - на своем варварском наречии сказал Юривака и для понятности рубанул по горлу ребром ладони. - патероктесия.
Что означало: отцеубийство.
- О как! Сурово...
- А не надо было домоговываться, - резонно заметил Юривака. - Эдип много кричал: Парис убивал, Троя рушил... Но тут чума в Фивы, и мы без него ехаем. Десять лет.
- Что, ехали?
- Нет. Сражаемся. Сразились. Десять лет у Троя. Но Троя больше нет.
- А Менелай?
- С женой, - в голосе Юриваки мелькнуло нечто вроде злорадства.
- И жив остался? После того, как десять лет от неё с каким-то Парисом по всяким Троям шарился?
- Пожалел. Сказал: «Как я его голый зад страдательный увидел - не мог добивать». Жалостливый баба Елена, да? - и вздохнул:
- У меня жена дома. Сестра Елене. Пенелопа. Тоже жалостливый... хорошо бы.

Гость всхлипнул и утёр слёзы и сопли подолом изрядно грязного одеяния из грубой холстины.
- Вы, феаки, блаженные. А у я - жена. Дома. Один сидит. Парис, Менелай... прошлое. Все помереть дважды успеть. А у я - жена. Была Калипсо. Сиськи, попа, ложе мягкое. Смотрю и плачу: не, не Пенелопа. Десять лет не Пенелопа. До того Троя десять лет. Двадцать лет не дома. Сын рос. Взрослый...
- А дома вы, значит, царь?
- Царь! Итака царь. Зам царь. Дулихий - тоже царь. Три острова царь - много!
- Всего три острова?
- Я три острова, Аххиява - двадцать три. Немаленький царь, а?
- А если двести двадцать три?
- Всё равно царь. Одиссей Лаэртийон! Воин! Корабел! - голос его потух. - Двадцать лет не дома. Сын взрослый, жена... - он тоскливо махнул рукой.
- Думаете, уже замужем за кем-то?
- Двадцать лет!
- Её сестра, если я правильно понял, - Енот Ли постучал пальцами по столу, - десять лет не давала вам уйти от стен вражеского города, пока вы не вернули ей мужа.
- Сестра, Елена, - кивнул Юривака. - Семья, думаю?
- Думаю, это семейное, ага, - кивнул Енот. - Итак, вы десять лет сражались и десять лет плавали. И что?
- Много что.

Юривака-Одиссей отпил вина из металлического кубка и задумчиво повертел его в руках. Эмалевые картинки на стенках - цветущие вишни, большой распустившийся пион, девушка в богатом платье - навевали печальные мысли о доме. Там вот тоже, может, вишни цветут. Или урожай уже? Какое же там, на Итаке, время года?
Люди напротив - слуги священного государя - переглядывались, глядели недоверчиво. Ещё бы. Он ведь сейчас выглядит как сущий варвар: заросший, в платье не по росту, всё тело дочерна загорело, лицо обветрено... и не скажешь, что хитроумный царь.
- Вот что, - наконец сказал тот из слуг, что в красном. - Жена - это святое. Я понимаю, что тебе грустно, почему тебе грустно. На свои деньги я снаряжу корабль, который доставит тебя до Итаки... точнее, до Аххиявы. До Итаки путь укажешь сам: в вашей каменной похлёбке из островов наши люди не разбираются. Хакуо!
- Да?
- Пора тебе взрослеть. Не вечно же у меня под крылом сидеть будешь. Поедешь налаживать дипломатические связи с Аххиявой, что уж там.
Одиссей бросился ему в ноги, целуя край алых одежд:
- Как тебя зовут?! Как тебя зовут, я буду приносить тебе жертвы до конца своих дней.
Господин Чин ухмыльнулся:
- На вашем языке меня следовало бы звать «Алкиной».

***

- Я вышел на берег блаженной Схерии. Там... - пьянствовали в выходной день левый стратег Лань Хойя, младший камергер Ли Юнхо и старший камергер Си Шун, но это звучало недостаточно романтично для такой истории, так что Одиссей решил слегка приврать, - С толпой служанок, мыла отцовские одежды принцесса... - ни одно из феакийских имен на красивое греческое не походило, так что и имя пришлось выдумать, - Навсикая, дочь... - "камергер" тоже было мелковато, да и что это только значит? - царя феаков Алкиноя...

А корабль, что вёз мудрейшего из смертных, превратился в скалу, как рассказывали.
Впрочем, другие говорили, что его просто перехватили люди Островов.

@темы: таймлайн: Жизнь г-на Чин, рассказ

   

Энциклопедия мира Хэнь

главная